• НПА

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПЛАТЕЖНАЯ СИСТЕМА: СОСТОЯНИЕ И ОСНОВНЫЕ ВЕКТОРЫ РАЗВИТИЯ


Участники сессии:

Эльман МЕХТИЕВ, СРО «МиР»/СРО«НАПКА» (модератор)

Денис БАРЫШКОВ, Банк России

Алексей ВОЙЛУКОВ, Ассоциация банков России

Роман ПРОХОРОВ, Ассоциация Финансовые инновации


 

Алексей ВОЙЛУКОВ: Как ранее было сказано, мы в последний раз встречались на Форуме два года назад, и за это время рынок далеко продвинулся. У нас была очень насыщенная жизнь, было много событий, которые были вызваны, в том числе, внешними причинами, новыми – такими, как корона-кризис. Это дало сильный толчок развитию различных направлений.


К Форуму-2019 мы подготовили единый календарь платежных событий на 2020 год. Мы планировали посвятить тот год кооперации всех объединений для возможности обсуждать платежную повестку под разными углами – как ее видят различные участники, будь то банки, агрегаторы, платежные системы, стартапы и финтех-компании, регуляторы и другие участники, которые уже есть на рынке и которые только пытаются зайти. С одной стороны, в связи с ограничениями часть запанированных событий не удалось провести или они прошли в онлайн-формате. Но, с другой стороны, именно кооперация у нас состоялась, она развивается, и, надеюсь, мы сможем еще больше централизовать наши усилия в продвижении всех этих вещей.


Из наиболее важных событий в 2020 году, получивших развитие в 2021, это обсуждение эквайринга и его «справедливой стоимости», ценового регулирования ставок, которого у нас половина участников добивается, а половина – сопротивляется. Центральный Банк законодательно получил возможность регулировать и устанавливать комиссии, чем он и воспользовался в 2020 году. По нашему мнению, хорошо, что воспользовался достаточно осторожно. Но мы получили опыт и практику регулятора.


Можно по-разному относиться – было это хорошо или нет, но выводы сделаны. Мне лично, видится, что, к сожалению, инструмент дал дополнительные возможности и преимущества не тем, кому нужно. У нас были определенные отрасли, которые испытывали серьезные проблемы, потому что их бизнес был в определенной степени приостановлен. А преимущества были даны интернет-магазинам, интернет-направлениям, которые в силу самих ограничений получили скорее дополнительные преимущества, потому что потребители были вынуждены перейти к ним от оффлайн-форматов. В дальнейшем Центральный Банк озвучил, что не планирует пока этот механизм использовать.


В этом году мы видели другой кейс, когда один из участников быстро развивающегося интернет-ритейла публично озвучил, что устанавливает определенные то ли «скидки», то ли разные цены при приеме карт разных платежных систем. Потом было сложное взаимодействие с выяснением корректности и правильности, чтобы это можно было использовать. И, в конечном итоге, все пришли к пониманию и согласию. На сегодня вопрос закрыт.


Одновременно с этим поднимались вопросы по поводу заградительных комиссий, которые применяются некоторыми банками в рамках 115-ФЗ о легализации. Это преподносилось как попытка банков обогащаться. На самом деле, это была вынужденная мера, которую регулятор сам рекомендовал банкам, потому что это был единственный полноценный способ выстраивания стены от проведения таких платежей и вовлечения в нелегальный оборот финансовых учреждений.


Большая дискуссия была в начале 2020 года, и в конце 2021 она опять поднялась – о комиссиях по платежам за ЖКХ. Считается, что это – социальные платежи и, соответственно, участники, которые их принимают, не должны требовать оплату комиссий. Но напомню, что у нас есть Постановление Правительства, которое вышло двумя годами ранее, где сказано, что компании, которые предоставляют электричество, тепло, свет, газ и остальные удобства для населения, не имеют права закладывать в свои цены расценки на услуги банков или других агрегаторов. В итоге мы получаем ситуацию, когда нельзя брать ни с поставщиков деньги за предоставленный сервис, ни с потребителей. При этом государство говорит, что это социальный платеж, все банки и остальные участники рынка, та же Почта России, обязаны его проводить. Идет большая дискуссия, за чей счет это будет осуществляться и во что это выльется.


Такое активное взаимодействие всех участников и число событий дало отрасли дополнительный толчок. Финансовая индустрия всегда была одной из новаторских в области продвижения финтеха. Платежный сегмент находится, наверно, на вершине этого новаторства.

В 2021 году началось активное развитие системы социальных электронных сертификатов для различных групп населения. Фактически, это новый платежный инструмент, с которым нужно всем научиться работать и обслуживать его в своей платежной инфраструктуре.


Государство пытается вовлечь в выполнение социальной функции всех участников финансовой индустрии. И, надо понимать, что, с одной стороны, и банки, и другие финансовые компании, и платежные компании понимают это и пытаются подстраиваться. Но, с другой стороны, они понимают, что если что-то делать бесплатно, то затраты потом будут перераспределены на другие сервисы, их цена вырастет. Поэтому нужно осторожно подходить к бесплатности.

Денис БАРЫШКОВ: Одной из основных задач Банка России является содействие развитию конкуренции. Для этого Банк России развивает, в том числе, платежные сервисы и внедряет инфраструктурные проекты.


С начала 2020 года мы с вами, как и весь мир, живем в новой реальности, и все чаще мы взаимодействуем между собой в режиме онлайн. Естественно, платежные услуги, платежный рынок и национальная платежная система в целом находятся в авангарде этого тренда, поэтому основной целью национальной платежной системы является предоставление удобных и доступных платежных услуг населению, бизнесу и государству. Для достижения этой цели мы продолжим создавать условия для внедрения инноваций и содействовать конкуренции на платежном рынке, который активно развивается.




Как мы видим на слайде, доля безналичных платежей за 9 месяцев составила 72,6%, доля бесконтактных платежей при оплате товаров и услуг достигла 70,4%. Ежедневно по картам, выпущенным российскими банками, совершается 170 миллионов операций. Россия – единственная из развивающихся экономик отмечена экспертами как приближающаяся к безналичному обществу. И, по прогнозу тех же экспертов, карточные платежи в Российской Федерации продолжат расти опережающими темпами: в ближайшие десять лет мы обгоним США, Великобританию и Европейский Союз по количеству безналичных платежей на душу населения. Россия — мировой лидер по популярности бесконтактных платежей – около 80% потребителей используют их на регулярной основе. Россия также вошла в число лидеров цифрового банкинга, обгоняя США.


В марте 2021 года была утверждена стратегия развития национальной платежной системы на 2021-2023 годы, которая определяет основные направления развития. Важным направлением стратегии является совершенствование регулирования, нацеленного на поддержку развития конкурентного и технологического платежного рынка, стимулирование инноваций.


Для поддержки конкуренции мы стремимся оптимизировать процедуры допуска на рынок, расширить состав и функционал субъектов национальной платежной системы.

Так мы работаем над введением НППУ — небанковского поставщика платежных услуг как самостоятельного участника платежного рынка. Информация о наших подходах к введению НППУ раскрывалась ранее в тексте стратегии НПС и консультативном докладе о совмещении видов деятельности на финансовом рынке. И мы, конечно же, планируем, в первую очередь, обсуждать это далее с рынком.


В целях исключения регуляторного арбитража планируется распространить общие принципы контроля и надзора в национальной платежной системе на деятельность платежных агентов.

Банком России были подготовлены предложения по данному вопросу, в настоящее время соответствующий законопроект готовится к внесению в Государственную Думу.


Для стимулирования инноваций мы создаем правовую основу внедрения платежных стандартов и технологий. В целях подготовки к внедрению ISO 20022 в НПС выпущена новая версия правил осуществления переводов денежных средств, включающая новую форму расширенного платежного распоряжения и детальное описание ее реквизитов. Это позволяет кредитным организациям уже сегодня начать подготовку к практическому переходу на использование стандарта ISO 20022.


Совместно с участниками рынка мы продолжаем доработку альбома сообщений ISO 20022 для Платежной системы Банка России и надеемся в ближайшее время разместить его актуализированную версию на сайте Банка России. Мы завершаем выпуск комплекса из двенадцати общих стандартов ISO 20022 для НПС. Одиннадцать стандартов уже приняты и размещены на сайте Банка России. Последний стандарт согласован с участниками рынка и, надеюсь, в ближайшее время мы его также сможем опубликовать.


Банком России выпущен первые стандарты открытых API, обеспечивающие получение информации о банковских продуктах, банковских счетах и инициирование переводов денежных средств.


Значимым инновационным проектом Банка России, направленным на повышение доступности платежных услуг и снижение транзакционных издержек и бесшовности взаимодействия современных сервисов является платформа «цифрового рубля». Планируется, что в соответствии с концепцией, «цифровой рубль» будет эмитироваться Банком России. Он станет третьей формой российской нацвалюты и будет обладать преимуществами, повышающими привлекательность как платежного средства. «Цифровой рубль» позволит гражданам и бизнесу иметь доступ к своему цифровому кошельку через любую финансовую организацию, клиентами которой они являются. В настоящее время мы готовимся к запуску тестирования прототипа платформы «цифрового рубля», которое будет проводиться совместно с участниками финансового рынка в течение следующего года.


Инфраструктурные проекты Банка России всем хорошо известны. На их основе создаются платформы, к которым получают доступ на равных условиях все участники рынка. Внедрение таких платформенных решений позволяет банкам предоставлять потребителям качественные и востребованные на рынке услуги.


Система быстрых платежей Банка России является одной из новых инновационных финансовых технологий, с которыми в настоящее время связаны принципиально важные преобразования в платежах. Ее запуск в России соответствует высокому спросу на глобальном уровне на системы, позволяющие осуществлять перевод средств простым и удобным для плательщиков способом, безопасно, с низкими затратами и за счет использования простого идентификатора – такого, как номер мобильного телефона.


Система быстрых платежей Банка России обеспечивает в режиме 24/7 денежные переводы физических лиц между собой и в адрес юридических лиц. Подключено 211 Банков, проведено более 870 млн операций. В системе уже более 40 миллионов пользователей, то есть каждый четвертый гражданин. Общая сумма операций – более 5 триллионов рублей. Из них – на 4,3 трлн. рублей были совершены в 2021 году.


Мы будем продолжать развитие сервисов в СБП, в том числе, мобильного приложения СБП, а также запуск нового сценария b2b, который позволит бизнесу осуществлять взаиморасчеты между собой быстро и удобно. И, конечно же, большое внимание будет уделено c2b-платежам, как в части популяризации этого сервиса, так и в части реализации внутри и около него платежных кейсов для бизнеса.


Также хотелось бы отметить, что в середине текущего года запущена программа выплаты субсидии для возмещения субъектам малого и среднего бизнеса банковской комиссии за платежи через СБП, которая оказалась весьма востребованной как среди кредитных организаций, так и среди представителей бизнеса.


Банк России продолжает развитие Системы передачи финансовых сообщений. За последние годы СПФС показала высокую надежность и бесперебойность работы в режиме 24/7 как с российскими, так и с иностранными пользователями. К системе уже подключено 335 пользователей, в том числе 38 зарубежных участников из 9 стран. Кроме того, Банком России реализована возможность организации на площадке иностранного центрального банка или его дочерней компании шлюза для обеспечения бесшовного взаимодействия между СПФС и локальной системой передачи финансовых сообщений.


Платежная система Мир занимает значимое место на российском рынке. На сегодняшний день эмиссия – около 109 миллионов карт. Доля рынка по объему платежей – более 25%, по эмиссии – более 32%. Для повышения заинтересованности держателей карт Мир и банков успешно развивается программа лояльности платежной системы Мир, социальные проекты и мобильное бесконтактное платежное приложение MirPay.


В 2021 году были продолжены мероприятия по расширению географии и сети приема карт. К текущему моменту за пределами Российской Федерации обеспечен прием в 14 странах, включая все страны ЕАЭС. Мы продолжаем развивать сотрудничество на пространстве ЕАЭС по всем направлениям, предусмотренным концепцией общего финансового рынка ЕАЭС. В частности, наиболее ощутимые успехи достигнуты в рамках развития взаимодействия систем платежных карт. Так на сегодняшний день платежные инфраструктуры Армении, Белоруссии, Киргизии полностью открыты для приема карт платежной системы Мир. Продолжается диалог с кредитными организациями-резидентами Республики Казахстан по вопросу организации приема карт Мир в их инфраструктуре. Помимо возможностей использования национальных платежных инструментов, на всем пространстве ЕАЭС также реализована возможность осуществить перевод денежных средств по номеру карты. Также идут работы в направлении интеграции национальных систем быстрых платежей со странами, где есть аналогичные системы. В следующем году такая возможность переводов уже будет реализована.


Кроме того, в рамках Союза обсуждаются совместные шаги по миграции на стандарт ISO 20022 и переход на единый канал информационного обмена финансовой информацией при проведении расчетов по взаимным корреспондентским счетам. На сегодняшний день все белорусские банки подключены к Системе передачи финансовых сообщений.


В стратегии также предусмотрено продвижение вопросов платежной сферы в рамках ШОС и иных интеграционных объединений. Продолжается диалог в рамках Форума БРИКС по платежным вопросам, в частности, в 2021 году изучался опыт функционирования ПС стран пятерки и развитие локальных систем быстрых платежей.


В рамках деятельности Комитета по платежам и рыночным инфраструктурам при Банке международных расчетов реализуется комплекс мероприятий по выполнению дорожной карты Группы 20 по повышению эффективности трансграничных платежей.


В целом, вот те основные шаги, которые мы предпринимаем для развития платежного рынка.


Важно, конечно же, подчеркнуть, что мы хотели бы, чтобы участники рынка тоже были активны в продвижении инновационных технологий и сервисов, что позволит поддерживать уже существующий высокий уровень развития платежного рынка и добиваться еще больших успехов.

Эльман МЕХТИЕВ (модератор): Алексей, позавчера в кулуарах онлайн-форума Финополис мы с вами затронули две темы, которые, может быть, не впрямую связаны с платежами, но от их решения будет зависеть судьба платежей, платежного рынка и его участников. И мне хотелось бы Вас спросить о шагах, которые предприняла Ассоциация банков России и отрасль в целом по этим вопросам.


Первый вопрос касается экосистем. Мы с вами видим большую разницу между первым подходом Банка России к этому вопросу и тем, с чем они выступили после проведения обсуждения. Как это удалось сделать и была ли в этом роль профессионального сообщества?


Алексей ВОЙЛУКОВ: Хочется верить, что наша роль в этом была.


В Центральном Банке есть две линии по выстраиванию регулирования экосистем. Первая отражает глобальный тренд, ее ведет блок С. Швецова, который подготовил первый доклад в начале года и по которому сейчас перешло обсуждение в рабочую группу при Министерстве экономики. Они пытаются дать определение, что такое экосистема, потому что без определения непонятно, как выстраивать все регулирование. Достаточно осторожный подход, и пока там идут дискуссии. Второй доклад готовится по линии надзора. Центральный банк обеспокоен, что ситуация в России отличается от общемировой. Если весь мир строит экосистему вокруг отдельных коммерческих проектов, то в России в большинстве случаев все строится вокруг банков.


К сожалению, первый доклад был достаточно жесткий: предложено дополнительное регулирование банков, чтобы ограничить их возможности по построению экосистемы. Но на это был дан достаточно сплоченный отзыв всей банковской отрасли, который мы агрегировали. Это были и крупные банки, сверхкрупные игроки, и небольшие региональные банки. Все увидели в этом большую угрозу, так как это скорее не регулирование экосистем, а зажатие бизнеса и имеющихся моделей работы банка. С помощью аргументов, примеров, неоднократных дискуссий, в том числе, закрытых, удалось часть вопросов снять, скорректировать и продолжить обсуждение.


Второй доклад вышел как ответ на обсуждение первого доклада. И мы видим, что в нем уже, как минимум, исключили банки с базовой лицензией из данной области регулирования, т.к. они по определению не могут сами вокруг себя создавать экосистемы.


Обсуждение будет продолжено.


Мы надеемся, что быстрых мер принято не будет. Нужно понимать, что, если в России пошли в направлении строительства экосистем вокруг банков и смогли продвинуться, в том числе, на фоне других мировых экосистем, не стоит это пытаться «задушить», так как потом можно остаться заложником иностранных экосистеми тогда уже ничего нельзя будет сделать.

Эльман МЕХТИЕВ (модератор): В одной из ведущих бизнес-газет, когда был опубликован доклад Банка России о «цифровом рубле», вышла статья под заголовком «Бесцельный рубль» – очень хлесткое, но точное обозначение ситуации, которая была в тот момент. Теперь нам сообщают, что уже в ближайшее время будет готов прототип и начнется тестирование «цифрового рубля», после чего когда-то будет принято решение.


В ситуации с «цифровым рублем» есть ли взаимодействие регулятора с профессиональным сообществом или он пока движется своей траекторией?


Алексей ВОЙЛУКОВ: Взаимодействие есть.


Основная мысль, с которой мы и прочие объединения и участники рынка пытались выйти это то что изначально нужно понять, для каких целей, которых нельзя достичь с помощью текущих платежных инструментов, нужно вводить «цифровой рубль». Кроме того, хотелось бы понять, как «цифровой рубль» повлияет на расстановку сил на рынке и на структуру движения денег в экономике.

Предполагается введение нового вида расчетов, где основной держатель – Центральный Банк, который взаимодействует со всеми напрямую, а банки становятся, по сути, просто передаточным звеном, вроде небольших финтех-компаний. Центральный банк по определению не может получать прибыль, так что стоимость проведения подобных расчетов будет или нулевая, или минимальная. Естественно, в совокупности с гарантированной стабильностью валюты Банка России это создаст определенное неконкурентное преимущество, что приведет к тому, что деньги будут постепенно перетекать со счетов в коммерческих банках на счета электронных кошельков Банка России. Как это скажется на всей модели функционирования банковской системы – понять очень сложно.


Так что мы и основные участники рынка пытались проговорить и проговариваем с регулятором, что нужно сначала все проработать и понять риски. Многие развитые страны, которые изначально пытались быстрее идти, понимая это, приостановились и смотрят друг на друга, кто будет первый и на какие «грабли» наступит при реализации, чтобы потом запустить без ошибок или вообще не запускать. Не знаю, к счастью или к несчастью, мы движемся вперед, у нас проходит пилотный проект. Результаты пока мы не знаем, это достаточно закрытая область с небольшим количеством участников. Центральный Банк обещает, что в начале следующего года будет выпущена информация для более широкого круга лиц, и можно будет обсуждать.


Тем не менее, хотелось бы, чтобы мы не шли от обратного, когда мы технически что-то создаем, запускаем, а потом уже думаем, как это все дело контролировать и регулировать.

Это главная вещь. Мнения разделились: разные участники, как крупные, так и некрупные, банковские и небанковские игроки высказываются по-разному, при этом большая часть заняла нейтральную позицию наблюдателей, что же это принесет.


Мне как эксперту пока не видится никаких дополнительных сверхпреимуществ от «цифрового рубля», кроме возможности «подкрашивать» и отслеживать все расчеты. Это, с одной стороны, вроде бы хорошо, но, с другой стороны, в той области, где он мог бы принести пользу, «цифровой рубль» вряд ли начнет использоваться – я имею в виду «серый» и «теневой» бизнес. Другие инструменты – наличные и безналичные расчеты – тоже останутся, и мы никогда не увидим, что же в них происходит, даже внедрив «цифрой рубль». Для всех остальных областей наша платежная индустрия очень хорошо и сильно продвинулась, сервисы мгновенных, бесконтактных и прочих расчетов реализованы, реализуются и сложно сказать, что же здесь может дать дополнительно «цифровой рубль».


Эльман МЕХТИЕВ (модератор): В последнее время часто приходится говорить про саморегулирование на различных мероприятиях, на различных форумах офлайн и онлайн. Хотелось бы напомнить, что тема саморегулирования платежной отрасли впервые была публично озвучена на Платежном форуме в 2019 году Романом Прохоровым, руководителем Ассоциации «Финансовые инновации». Прошло два года и хотелось бы спросить, куда продвинулся рынок в этом вопросе и произошли ли какие-то концептуальные изменения, есть ли необходимость вводить саморегулирование и СРО на платежном рынке?


Роман ПРОХОРОВ: Если говорить о саморегулировании, оно не ограничивается финансовым или платежным рынком, но гораздо шире и глубже. В этой связи я хотел бы отметить тему, которая связана с допуском на рынок.




Если смотреть как российскую, так и мировую практику, базовые инструменты допуска на рынки – через лицензирование государственными органами или через членство в саморегулируемых организациях. Но на российском финансовом рынке с точки зрения саморегулирования все немного более интересно. Для других отраслей экономики у нас действует 315-й закон, в соответствии с которым саморегулируемые организации являются фактически аналогом лицензиатов и осуществляют, в том числе, допуск своих участников к соответствующему виду деятельности, контроль за своими участниками и, при необходимости, мероприятия по выводу участников с рынка. Для финансового рынка все не так – на нем действует отдельный 223-й закон, в соответствии с которым саморегулируемая организация правом допуска не пользуется. И даже Минэкономразвития, анализируя деятельность саморегулируемых организаций в целом в экономике, выводит финансовый рынок за скобки, отмечая, что на нем иное саморегулирование.




На этом слайде представлен достаточно большой перечень областей саморегулирования. Наиболее полно он реализован в строительстве и проектировании, где членство в СРО является обязательным.



На следующем слайде – области саморегулирования на сегодня на финансовом рынке. Внизу отмечены кредитные организации и платежные агенты, для которых саморегулирования пока нет.




Функционал СРО на российском финансовом рынке достаточно стандартен: правила поведения, проверки, применение мер воздействия.




Следующий слайд – национальная платежная система. Я позволил себе воспользоваться иллюстрацией регулятора, потому что никто лучше регулятора не может изобразить то, как видится и выстраивается наша национальная платежная система. Здесь мы видим достаточно много участников, в том числе относительно новых, например, платежных агрегаторов, о тяжелой жизни которых было уже сказано сегодня самими участниками рынка. Из всего этого большого перечня участников саморегулированием пока похвастаться не может никто, хотя прошло уже два года с момента, когда мы заявили о его необходимости. И это была не столько наша инициатива, сколько общерыночный тренд.




Что по поводу саморегулирования думает регулятор? Еще в конце 2019 года был опубликован доклад о саморегулировании и отчет о публичном обсуждении – в 2020 году. Обсуждение доклада прошло примерно так же, как и по упоминавшемуся ранее докладу по экосистемам. В самом докладе о саморегулировании на российском финансовом рынке предполагалось достаточно активное развитие саморегулирования, его движение, в том числе, в направлении кредитных организаций. Эта тема поднималась на самых разных уровнях, в том числе, на уровне председателя Банка России.


Но по итогам публичного обсуждения доклада кардинальные изменения роли СРО в системе регулирования финансового рынка признаны регулятором на текущий момент нецелесообразными. То есть, всех все устраивает, на кредитные организации саморегулирование распространять не нужно.

Тем не менее, возможности для развития саморегулирования на финансовом рынке сохраняются. Сохраняются и проблемы, которые озвучивали участники рынка и которые могут быть решены эффективно с привлечением механизмов саморегулирования.






С точки зрения совершенствования деятельности регулятор в докладе говорит:


  • О повышении контрольного и дисциплинарного механизма СРО —любимая история, базовые внутренние стандарты. Из интересного – дополнить базовый стандарт стандартом этики. Вот уж, действительно, то, чего не хватает отрасли.

  • Корпоративное управление — опять же связано с любимой темой – ESG. Без развития корпоративного управления никуда не уйти.

  • Эффективность деятельности самих саморегулируемых организаций,

  • И, опять же, защита прав получателей финансовых услуг с жалобами в отношении деятельности членов СРО.


Напомню, что на нефинансовых рынках, где действуют саморегулируемые организации, потребители могут получать компенсацию своих нарушенных участниками СРО прав непосредственно от СРО, то есть, обращать к ним материальные требования по возмещению денег.




Как было отмечено и в стратегических документах Банка России, и сегодня было подтверждено представителем регулятора, в отношении платежных агентов тема саморегулирования будет развиваться, хотя соответствующий законопроект был анонсирован уже больше года назад. Судя по всему, они будут первыми участниками платежного рынка, которые подпадут под саморегулирование, причем такое, которое, видимо, будет предусматривать допуск на этот рынок, то есть, будет реализовано по модели общего саморегулирования. Видимо, никакого отдельного лицензирования Банка России не будет, достаточно будет членства в саморегулируемых организациях. Мы на это надеемся.


Как следовало бы двигаться далее с нашей точки зрения? Наверное, следующим этапом должна стать тема с платежными агрегаторами, которых зарегулировали, как банковских платежных агентов, привязали к кредитным организациям, хотя они являются самостоятельными субъектами.

В последних докладах регулятора раскрывается роль небанковских поставщиков платежных услуг, и один из таких видов небанковских поставщиков — это как раз, видимо, платежные агрегаторы, потому что у них предусмотрены функции агрегирования платежей. Также регулятор предусмотрел, что эти участники должны будут соответствовать большому количеству самых разнообразных требований, включаться в реестр Банка России. С нашей точки зрения, здесь и нужно применить модель саморегулирования, в том числе, возможно, в части допуска на рынок. Как рассказали ранее участники этого рынка, одной из проблем являются высокие пороги входа, в том числе, с точки зрения требований по капиталу, которые не могут быть никак восприняты легальными участниками, что приводит либо к уходу этих участников на другие рынки, либо к уходу их в «серую зону» на грани законодательного регулирования.


С этой точки зрения мы как ассоциация подготовили и сейчас завершаем обсуждение с Банком России и, надеюсь, до конца года вынесем на широкое общественное обсуждение перечень базовых стандартов, которые могут использоваться как платежными агентами, так – на следующем этапе внедрения саморегулирования на платежном рынке – и платежными агрегаторами.


Эльман МЕХТИЕВ (модератор): Не вполне согласен с отдельными тезисами Романа. Например, что по 223-му СРО на финансовом рынке не занимаются разрешением споров. Мне в рамках двух СРО приходится заниматься разрешением споров и между участниками СРО, и между другими участниками рынка.